Жизнь взаймы: нелегко и неприятно

16 июня 2015 Кредиты  Нет комментариев

Жизнь взаймы: нелегко и неприятно

На погашение кредитов граждане России тратят свыше 40% своего заработка.

Национальное бюро кредитных историй сообщило: платежи просрочены практически по каждому одиннадцатому кредиту, выданному на приобретение потребительских товаров. Сейчас трудности с оплатой кредитов возникли у каждого пятого россиянина, а к концу текущего года, прогнозируют эксперты, эти проблемы могут появиться у каждого третьего гражданина страны.

Кризис и санкции отнюдь не избавили нас от желания жить в кредит. А ведь обходится это теперь куда дороже, да и рисковать приходится, пожалуй, даже больше, чем в «лихие девяностые», или «тучные нулевые».

Осень 2014 года крайне жестко прошлась не только по кошелькам граждан и не только обесценила их рублевые вклады, она коренным образом «переоценила» их кредитные портфели. Причем, и в прямом и в переносном смысле – с точки зрения того, насколько они вообще необходимы и полезны. Но главное, что у многих в корне изменился сам подход к тому, стоит ли вообще кредитоваться. Задуматься: уж если приходится залезать в долги, то где и как это сделать с минимальными потерями. То ли заставила сама жизнь, то ли безжалостно обучила.

Кредитные настроения россиян за последние год-полтора сильно изменились. По данным ВЦИОМ, не больше 6% населения по-прежнему без раздумий готовы добровольно влезать в долговую петлю. Еще летом прошлого года таких в России было почти 15%.

Сегодня 92% россиян вовсе не планируют брать кредитов, по крайней мере, в ближайшее время, а более 40% не возьмут деньги в долг у банка «даже под дулом пистолета».

Наконец, есть еще около 12% граждан, которые не могут позволить себе стать должниками в силу самой простой причины – им нечем будет рассчитаться с кредитором. Но приведенная статистика социологов охватывает, прежде всего, физические лица, однако ничего не говорит о представителях бизнеса. Последним же приходится кредитоваться даже тогда, когда инфляция бьет все рекорды, а кредитные ставки, скорее, напоминают шлагбаум на дороге.

У «новой России» весьма противоречивая кредитная история, в которой были и пирамида ГКО, и последовавший на ее руинах дефолт, и даже время безумного потребительства и «нулевых» ставок по кредитам. Но на каждый кризис наша банковская система неизменно отвечала сначала растущими ставками по кредитам, и только потом – незначительными улучшениями по вкладам граждан. Сами же граждане с упорством, достойным лучшего применения, на протяжении полутора десятков лет не желали отказываться от практики «жить не на свои». Рискуя, чудовищно переплачивая за бытовую технику, автомобили и квартиры.

В последние несколько месяцев жить в кредит не стало легче, не стало и веселей. Тем не менее, как только рубль стал отбирать свое у евро и доллара, жизнь опять сама напомнила гражданам о кредитах. Не говоря уже о тех, кто от кредитов никуда и не уходил, «зависая» в ипотеке или же покупая достойный автомобиль.

Именно бесчисленные, причем в основном, сугубо негативные, примеры с ипотекой и приобретением машин убеждают: относительно приемлемые кредитные условия заемщик может получить только в том случае, если он переплачивает за сам товар. И переплачивает, как правило, много или очень много. Либо доплачивает за страховую или иного подобного рода нагрузку, при которой кредитор не берет на себя ровным счетом никаких обязательств – он принимает только деньги за товар или услугу, которые потом вовсе не обязательно поставлять или предоставлять.

Не стану отвлекаться на конкретные примеры – их слишком много, ими буквально переполнены и средства массовой информации, и социальные сети. Последую примеру физиков, которые убеждены, что любая точная наука начинается с того, что надо договориться о терминах.

Кредитование в России уж точно никак не отнесешь к «точным» наукам, но и здесь, владея терминами, ориентироваться намного проще.

Познакомимся лишь с наиболее ходовыми выражениями из того лексикона, что в ходу как у кредиторов, так и у тех, кто у них берет взаймы.

Итак, кредитная история. Это, увы, нечто большее, чем набор стандартных сведений о том, у кого и когда вы брали в долг, и насколько аккуратно расплачивались. Зачастую кредиторам удается пополнить кредитную историю такими сведениями, о которых может не подозревать даже сам заемщик. К примеру, о финансовом состоянии компании, в которой он работает. Или об оффшорах, в которых укрыты «левые счета» банка, где есть счета близких родственников получателя кредита. Или о том, какие долги перед коммунальщиками имеет управляющая компания его дома или коттеджного поселка. Согласитесь, не очень-то приятно на годы вперед превратиться в того, кто должен отвечать за «чужие грехи». Но это, извините, «жестокий оскал капитализма».

Впрочем, у многих, особенно молодых заемщиков, кредитной истории еще нет вовсе, но разве это преимущество? Скорее, напротив, отсутствие истории дает кредитору дополнительное право взять больше денег за страховку. Интересно, что потребовать в ответ у банка его кредитную историю удавалось мало кому из граждан, хотя все открытые документы им, как правило, в банках предоставить вообще-то готовы. Но это же открытая информация, на то она и открыта, что ее смело можно показывать кому угодно. Реально же отследить настоящую кредитную историю того или иного банка не всегда удается даже специалистам.

Похожие отношения складываются у граждан и с практикой страхования вкладов. Этот институт, созданный фактически по инициативе Банка России, которому изрядно надоела практика отвечать деньгами чуть не за каждого, кто нарвался на отзыв лицензии, неплохо работает уже много лет. Но верхнюю планку погашения никто не отменяет, что вряд ли стимулирует людей к тому, чтобы делать реально крупные, а значит – хоть в какой-то мере прибыльные вклады. Банки же, с появлением Агентства по страхованию вкладов, стали требовать страховку по кредитам уже от их получателей. Но вот что характерно: и с той, и с другой стороны оплачивает все отнюдь не банкир, а заемщик или вкладчик.

Едва ли не самой трудной при кредитовании зачастую становится проблема залога.

Впрочем, ее практически не существует при ипотеке или автокредитовании, где в обоих случаях залогом становится сам объект покупки.

Но в сфере потребительского или бизнес-кредитования в залог могло бы идти все, что угодно, вплоть до интеллектуальной собственности, или, к примеру, лицензии на право заниматься тем или иным видом деятельности. Но банки все это, как залог даже не рассматривают. Их даже земля под предприятиями, арендованная на 49, а то и на все 99 лет в этом смысле не устаивает.

Дело в том, что нет у нас практики обеспечения таких активов ликвидными финансовыми инструментами. А ведь еще в девяностые годы в России довольно оперативно ввели в практику вексельное обращение, на котором половина промышленности Российской империи когда-то, как на дрожжах, выросла. Сам вексель ведет свое происхождение из простой долговой расписки. В новой суверенной России не вышло: случилось так, что ученик А. Чубайса Петр Мостовой, возглавивший тогда же банкротное ведомство, исказил законодательство о вексельном обращении до такой степени, что его до сих пор все, как огня боятся.

Правили, отменяли, корректировали – ничего не помогает. Ведь того и гляди, всего-то за один вексель на 100 тысяч рублей под банкротство залетишь. В итоге банки почти ничего, кроме недвижимости в залог и брать не желают. А потом нередко сами же с этой недвижимостью неликвидной не знают, что делать.

И наконец, пресловутый кредитный портфель. Понятие, которое в принципе должно быть абсолютно безразлично гражданину, если он сам не банкир, но знакомство с которым может помочь в принятии решения, а стоит ли вообще иметь дело с таким банком. В свое время публика охотно кредитовалась в теперь уже не так ярко сверкающих или вовсе прогоревших банках, вроде «Агропромбанка». Или уж совсем недавний пример – «Траст». Удобно, быстро, да и процент, на первый взгляд, вполне приемлемый.

Для того чтобы десятки тысяч заемщиков разобрались, что их «разводят» не хуже, чем в финансовой пирамиде, порой требовались годы, а где-то очень вовремя подоспел памятный дефолт. А ведь у всех банков «бомбы», на которых они в итоге подорвались, лежали непосредственно в кредитных портфелях. Так, кто-то просто заигрывался в пирамиду государственных ценных бумаг ГКО/ОФЗ, кто-то переоценивал возможности заемщиков от бизнеса, кого-то фактически принуждали кредитовать абсолютно «неподходящих» клиентов под пресловутый административный ресурс, а кто-то и вовсе готовился к ложному банкротству.

Параллельно с этим заемщиков с завидной регулярностью ставили в условия, когда возникали, да и теперь возникают трудности либо с погашением очередного ежемесячного платежа, либо с переходом на новые условия кредитования или страховки. В результате плательщика фактически подводили под штрафы и пени, которые порой незаметно для него вырастали и вырастают наподобие снежного кома. Подобная практика отнюдь не редкость и сегодня.

Теперь, разобравшись с терминами, проще дать оценку современного «кредитного» климата в России. Причем сделать это не только с точки зрения рядового заемщика, а любого из нас, кто только по собственному желанию может попасть в кредитную кабалу.

Итак, с точки зрения большинства россиян, кредитный климат в целом стал значительно хуже, хотя прямых нарушений в кризисных условиях стало вообще-то значительно меньше.

Банкиры стали реально бороться за клиента. Боятся растерять последних, тем более что бизнес кредитуется сейчас еще неохотнее, чем частные лица.

Основные претензии граждан к банкирам связаны, разумеется, с разного рода «играми» в проценты. Декларируемые кредиты под 19-20% годовых, ставшие привычными еще да краха рубля, на практике оборачиваются 40-50, а то и 60-70 процентами. Банкиры ловко маскируют «накрученные» проценты под невысокие ежемесячные и даже ежедневные платежи, скрывают их в страховых выплатах и платежах за обслуживание каждого конкретного платежа.

Практически каждый банк красиво подает себя под девизом: «Любой каприз за ваши деньги». Хотите платить на опережение – пожалуйста. Хотите с задержками или вообще по собственноручно прописанному графику – никто не против. Если вам надо конвертировать платежи из рублей в валюту и обратно, тоже достаточно только заплатить. Хотите пролонгировать кредит или получить рассрочку и даже, быть такого не может, льготные проценты – нет возражений.

Только за все надо платить. И лучше сразу, и это только кажется, что немного. Затем станет понятно: подсчитали – прослезились. Чуть зазевавшегося или не слишком «продвинутого» клиента, особенно если он пенсионер или инвалид, непременно подманят некими выплатами к пенсии или к праздникам, что, конечно, аккуратно будет вписано в стоимость кредита.

Бизнес тоже сетует на банки – в основном, за неподъемные проценты, но для предпринимателей ничуть не менее важны и проблемы с залогом, рассрочками и субсидированием завышенных кредитных ставок от партнеров, в том числе при власти. Именно региональные власти нередко идут на негласные соглашения с банками по схемам с льготным кредитованием. А затем невозможность следовать этим схемам загоняет многих кредиторов практически в рабство к банкирам и связанным с ними чиновникам. Именно по такому сценарию в свое время убрали со своих постов очень многих крепких «красных директоров».

В свою очередь, банкам тоже есть, что предъявить заемщикам – и частным лицам, и от бизнеса. И, прежде всего, растущие невозвраты кредитов, против которых бессильны даже коллекторы.

Сейчас, когда доступ к дешевым кредитным ресурсам Запада резко сузился, банкиры активно лоббируют не только снижение ключевой ставки Центробанка. Куда важнее для них возможность намного шире использовать самые разные механизмы взаимодействия с ненадежными должниками. При этом банковский сектор откровенно спекулирует на самом факте заметного роста неплатежей по кредитам. Это позволяет многим банкам легально показывать завышенные убытки, уходя за счет этого от налогов.

Сегодня банки под лозунгом «Нет кризису!» оказывают сильнейшее давление на законодателей и финансовые власти, пытаясь вынудить тех пойти еще и на снижение резервных требований.

То есть объема депозитов, которые они должны хранить в Центральном банке России для обеспечения их финансовой стабильности.

По оценкам экспертов Ассоциации российских банков, уже в ближайшее время объем выдаваемых розничных кредитов может сократиться на 30-70%, а бизнес-кредитование и вовсе чуть ли не до нуля.

Да, предприниматели будут хотя бы искать иные формы и способы получения средств на развитие своего дела. А вот сограждане просто подсядут на кредитную иглу под 500-800% годовых. Они почти сразу станут массово банкротиться. А тогда уже надо будет использовать другой, не банковский лексикон, и говорить о резком росте социальной напряженности…

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>