Прачечная наоборот

7 ноября 2018 Новости  Нет комментариев

Прачечная наоборот

У России даже в криминальных финансах особый путь: если в развитых странах грязные деньги превращают в чистые, то в России чистые, легальные деньги превращают в черный нал.

Обнал — широко распространенная в России криминальная финансовая услуга с многомиллиардными оборотами. Однако если вы спросите американского банкира о криминальном обнале в США, то он, скорее всего, не поймет даже сути вопроса. Превращение грязных, криминальных денег в чистые, легальные — это обычное и в американской, и в международной практике явление. Но превращение чистых, легальных денег в черный, неучтенный нал — это, с точки зрения американца, безумие. Ведь в США нельзя прийти, например, с чемоданом черного нала и купить дом. Обязательно нужно доказать происхождение денег. Нельзя положить на банковский счет сумму свыше 10 тыс. долларов, не подтвердив источник происхождения денег. Более-менее сходная ситуация и в странах ЕС. Хотя там, конечно, можно купить драгоценности или машину за наличные без подтверждения происхождения денег, но обязательна идентификация покупателя. А далее вопросы к нему появятся уже у налоговых органов.

Россия между тем остается по-прежнему царством черного нала. Здесь можно за несколько чемоданов с налом купить дворец с поместьем где-нибудь на Рублевке или банк на подставное лицо. Недаром официальные владельцы многих банков — это «хоккейные команды» мало кому известных лиц.

Тем не менее борьба с индустрией обнала в России ведется. Она резко активизировалась после того, как органы выявили гигантские масштабы этой индустрии в Дагестане. Курьеры из Махачкалы возили самолетами тонны неучтенного нала. Тогда стоимость обналичивания падала на оптовых партиях ниже 1%. Осенью 2012 года в Дагестане начался «банкоцид», ЦБ в итоге фактически перекрыл этот мощный канал поступления черного нала в экономику страны. Через год после начала дагестанской операции, 20 ноября 2013 года, была отозвана лицензия у самой большой частной фабрики обнала — Мастер-Банка. С этого момента (или с немного более раннего отзыва лицензии у банка «Пушкино») начался «банкоцид» уже не на региональном, а на федеральном уровне. За прошедший с осени 2013 года период отозваны лицензии у сотен банков. Основной причиной отзыва лицензий является нарушение 115-ФЗ.

Борьба с обналом дала несомненные плоды: цена черного нала взлетела ввысь, пробив уровень 10%. Кроме того, рынок обнала сжимается. Тривиальная микроэкономика: растут издержки и риски «производителя» — растет цена, растет цена — падает спрос. По данным ЦБ, например, в 2017 году по сравнению с 2016-м объемы обналичивания денег в банковском секторе снизились в 1,6 раза — с 522 млрд до 326 млрд рублей. Однако до окончательной победы над этим злом еще далеко. Почему?

Во-первых, пока будет спрос, будет и предложение. А спрос на черный нал формируется коррупционной экономикой России — ведь откаты и взятки не принято платить безналом. Хотя есть, разумеется, исключения. Кроме того, никто пока не отменил серые зарплаты как эффективный способ снижения налогов.

Во-вторых, возросшее давление на частные банки, занимающиеся обналом, привело к двум очевидным эффектам. Первый — переток обнала из частных банков в государственные, у которых никто и никогда лицензию не отзовет. Второй эффект — переток обнала из банков в теневой банковский сектор, не столь жестко зарегулированный и не столь прозрачный. Например, в страховые компании или в МФО. Вот, например, что сказано в отчете ЦБ за 2017 год: «…в ходе проверок отдельных страховых организаций выявлялись факты, свидетельствующие о наличии признаков проведения сомнительных операций и вовлеченности страховщика в проведение операций, имеющих признаки «веерного обналичивания».

Помимо перетока, есть и еще одно очевидное следствие «закручивания гаек»: совершенствуются методы обнала, изобретаются все новые, более изощренные схемы, например упомянутое «веерное обналичивание». Происходит вечная битва пушек и брони.

Также недавно началось вытеснение черного нала кибервалютами, в первую очередь биткоином. Кибервалюты обладают тем же замечательным свойством, что и нал, — позволяют анонимизировать владельца и осуществлять нелегальный оборот. Но есть у них и несомненное преимущество перед налом — цифровой характер. Для переброски миллиардов долларов, например, за рубеж с помощью криптовалют не нужны самолеты и вагоны. При этом у кибервалют есть и очевидный недостаток — огромная волатильность, несопоставимо превышающая волатильность резервных валют.

Чтобы ликвидировать криминальный рынок обналичивания, необходимо перенять зарубежный опыт. Бороться с этим явлением системно — уничтожать не только предложение черного нала, но и спрос на него. Однако вряд ли государство заинтересовано в уничтожении этого рынка. Во-первых, известная всем «крыша» лишится колоссального источника дохода. Во-вторых, кому предназначаются откаты? Винтикам государственной машины — чиновникам. Кроме того, борьба с обналичиванием должна сопровождаться контролем за расходами. Если человек, в том числе депутат или чиновник, живет явно не по средствам, это должно вызывать вопросы не только у злокозненной оппозиции. Но станут ли депутаты принимать законы, подрывающие их благополучие?

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>