Полис на ручнике. На чем будут зарабатывать страховые компании в 2020 году

24 декабря 2019 Страхование  Нет комментариев

Полис на ручнике. На чем будут зарабатывать страховые компании в 2020 году

Страховщики затормозили. Впервые за десять лет за три квартала 2019 года они собрали столько же премий, сколько годом ранее. Подвело инвестиционное страхование жизни. Чем ответят СК в 2020-м?

Итоги отрасли за год пока подводить рано, но данные по январю — сентябрю уже есть, и вряд ли картина изменится в IV квартале. За первые девять месяцев страховщики собрали 1,1 трлн рублей премий. Директор по рейтингам страховых компаний агентства «НКР» Евгений Шарапов прогнозирует, что по итогам 2019-го объем премий составит 1,5 трлн рублей — как и годом ранее. Самих страховщиков стагнация особенно не беспокоит. Оно и понятно: по словам президента Всероссийского союза страховщиков (ВСС) Игоря Юргенса, рентабельность капитала страховых компаний выросла на 2,2 процентного пункта до 30,9%, а прибыль увеличилась на 10,6% до 187,8 млрд рублей.

«2019 год запомнится началом реформы по либерализации ОСАГО, а также разнонаправленными тенденциями в страховании жизни и non-life-сегменте», — говорит руководитель управления страховых рейтингов Национального рейтингового агентства Татьяна Никитина.
ИСЖ в отставку

В 2012—2015 годах бизнес страховщиков рос в основном за счет автострахования. В 2016—2018 годах роль «энергетика» перешла к инвестиционному страхованию жизни (ИСЖ), но в 2019 году оно выдохлось, сборы упали по сравнению с аналогичным периодом 2018-го на 32% до 21,3 млрд рублей. «Причина в недовольстве клиентов доходностью вложений, а также во введении стандартов раскрытия информации, — считает Никитина. — Часть клиентов ИСЖ перешла к другим вариантам инвестирования, в частности к ИИС».

Падение ИСЖ отразилось на показателях всего сегмента страхования жизни (без учета жизни заемщиков), сбор премий за три квартала упал на 21,8% по отношению к тому же периоду предыдущего года до 80,6 млрд рублей. Более чем в три раза сократилось количество заключенных договоров.

Впрочем, и страхование жизни заемщиков, которого в меньшей степени коснулось падение, замедлило рост. В ЦБ отмечают сокращение количества договоров на 22,9%. Страховщиков спасло только то, что заемщики в среднем стали платить больше — на 38,7%, что, скорее всего, связано с увеличением почти на 5% среднего размера потребительских займов. Средний размер займа теперь составляет 182,1 тыс. рублей, платеж по страховке — 3,5 тыс. рублей.

«По итогам 2019 года мы ожидаем падения объемов сегмента страхования жизни по сравнению с 2018 годом, — делится Евгений Шарапов. — В целом рынок СЖ покажет объем около 400 миллиардов рублей».

Автострахование: полный назад

В 2019-м стартовала реформа ОСАГО. Ее первый этап предусматривал расширение тарифного коридора и уточнение коэффициентов возраста и стажа водителя. В результате автомобилисты стали платить за ОСАГО в среднем на 4,7% меньше — 5,5 тыс. рублей.

Если падение размера премий было ожидаемо, то уменьшение количества заключенных договоров на 4,8% оказалось неприятным сюрпризом. В итоге объем сборов по ОСАГО упал на 9,3% до 52,4 млрд рублей.

Возможно, в 2020-м у страховщиков будет возможность частично отыграть потери. «Второй этап реформы вызвал много споров, в итоге отмена территориального коэффициента и повышение лимитов в ближайшее время не состоятся. Если тенденция к росту убыточности сохранится, в 2020 году не исключена корректировка тарифов в сторону увеличения», — считает Татьяна Никитина.

По прогнозам аналитиков страховой компании «Согласие», годовой показатель рынка ОСАГО снизится до 210,7 млрд рублей, а в 2020-м останется на уровне нынешнего года — 211,5 млрд рублей.

Частично на количество договоров могло повлиять снижение продаж новых автомобилей в 2019-м на 1,2%. По крайней мере, этот фактор аналитики указывают в качестве одной из причин стагнации объема сборов по автокаско: автовладельцы заплатили за этот вид страхования на 1 млрд рублей меньше — 167,7 млрд рублей.

Здесь тоже наблюдается сокращение количества заключенных договоров (на 5,5%). По мнению регулятора, это может говорить об исчерпании эффекта низкой базы по договорам с франшизами, когда при наступлении страхового случая часть убытков возмещает сам страхователь. Те, кто хотел их заключить, уже сделали это. Во-вторых, полисы автокаско стали дороже, что, скорее всего, связано с тем, что страховщики начали корректировать тарифы как по усеченным программам и полисам с франшизами, так и по договорам с каршеринговыми компаниями с учетом полученной статистики и начавшегося роста убыточности.

На будущий год аналитики СК «Согласие» прогнозируют рост этого сегмента примерно на 3% до 172,6 млрд рублей.
Светлые пятна

Хорошо дела идут у страховщиков в трех направлениях. Что интересно, все они — добровольные.

Во-первых, граждане стали немного чаще страховать имущество. В январе — сентябре они в общей сложности заплатили страховым компаниям 18,7 млрд рублей, что на 8,7% больше.

Правда, рост обеспечила в основном московская программа страхования жилья, участие в которой принимают около 2 млн собственников столичных квартир. Благодаря ей на долю Москвы в сегменте страхования имущества приходится более половины всех заключенных договоров и 35% совокупных взносов. В следующем году страховщики ждут выхода на федеральный масштаб. В августе 2019 года был принят закон о добровольном страховании жилья от чрезвычайных ситуаций. Первые региональные программы должны заработать как раз в 2020 году.

Во-вторых, страховщикам удалось возродить интерес к страхованию жизни и здоровья. Они нашли замену ИСЖ. Через накопительное страхование жизни (НСЖ) страховщики за девять месяцев уже собрали 74,6 млрд рублей премий, это на 54% больше, чем годом ранее. При покупке ИСЖ страхователям обещали более высокую доходность, чем у классического НСЖ. Эту доходность должны были обеспечить вложения инвестиционной составляющей полиса в высокодоходные, но вместе с тем и высокорисковые производные финансовые инструменты. НСЖ же более предсказуемо: оно позволяет накопить определенную сумму к нужному сроку, например к выходу на пенсию. То есть ИСЖ теоретически может дать гораздо более высокий доход, чем НСЖ, но не может его гарантировать.

«Переход лидерства от ИСЖ к НСЖ объясняется главным образом насыщением премиальной клиентской базы банков инвестиционными продуктами, — поясняет Игорь Юргенс. — Это привело к увеличению спроса на инструменты с меньшими инвестиционными рисками и одновременно стало причиной снижения спроса на продукты ИСЖ».

Активнее клиенты стали покупать медицинские страховки. За девять месяцев 2019 года они потратили на ДМС 34,8 млрд рублей. Это на треть больше прошлогоднего результата, максимальный прирост за всю историю наблюдений. «ДМС активно развивается благодаря увеличению популярности недорогих продуктов, в том числе с сервисной составляющей, — говорит Татьяна Никитина. — В 2020 году ожидается рост розничного ДМС, в том числе за счет востребованности недорогих коробочных продуктов в регионах. Будет расти популярность продуктов с телемедицинской составляющей, опцией «второе мнение».

В Банке России считают, что рост интереса страхователей и страховщиков к личным видам страхования во многом будет определять дальнейшую динамику рынка. «Помимо продвижения специализированных программ ДМС, страховщики работают над развитием продуктов по НСЖ, в том числе дополняя их различными опциями (например, при диагностировании критических заболеваний), а также возможностью использования телемедицины — дистанционного оказания медицинских услуг. Совершенствование медицинских технологий и сервисов будет способствовать тому, что продукты на стыке ДМС и страхования жизни могут стать долгосрочным драйвером рынка», — говорится в информационно-аналитическом обзоре ЦБ.
Дорогие посредники

Мало того что объемы премий по ключевым направлениям снижались, так страховщики вынуждены еще большую долю отдавать посредникам. По итогам III квартала уже 82,6% полисов продавалась через посредников — это на 8,4 п. п. больше, чем в начале года, по подсчетам ЦБ. Почти половину полученных страховщиками взносов получили банки, еще около четверти — агенты-физлица. На юрлица, в том числе автосалоны, и брокеров пришлось соответственно 8,6% и 3% взносов.

Таким образом, банки остаются самыми крупными посредниками при продаже страховых продуктов. Причин этому несколько: во-первых, они имеют более широкие сети отделений, во-вторых, уровень доверия потребителей к ним значительно выше, чем к страховым компаниям. По мнению партнера Первой юридической сети Павла Курлата, при реализации массовых видов страховых продуктов страховщик просто не в состоянии обеспечить широкий охват клиентской базы без агентской сети и точек продаж банковских продуктов. «Продать страховой продукт человеку, который обратился в банк, несложно, ведь он уже испытывает потребность в финансовой услуге и его лишь нужно побудить «докупить» еще одну», — говорит он.

Показательный пример: когда «Росгосстрах» начал реализацию продуктов ДМС через банковский канал, то получил 10,4 млрд из 20,6 млрд рублей прироста премий в целом по сегменту по итогам девяти месяцев 2019 года.

По словам Татьяны Никитиной, доля банковского канала в страховании жизни по итогам девяти месяцев составила 87%, в страховании от несчастных случаев — 64%, в страховании имущества физлиц — 45%.

Но у эффективности этого способа контакта с клиентом есть и обратная сторона — стоимость банковского канала для страховщиков очень высокая. «За три квартала 2019 года банки получили от страховщиков в виде комиссионного вознаграждения 150,5 миллиарда рублей — столько, сколько и за весь 2018 год», — добавляет Никитина. По информации ЦБ, в среднем по всем продуктам банковские комиссии за продажу полисов за год увеличились на 15,2 п. п. до 38,3% от взносов. Для сравнения: комиссии агентов, напротив, снизились на 4,2 п. п. до 17,6%. Половина вознаграждения посредникам пришлась на кредитные виды страхования, в которых комиссия банков достигла уже 84,9%.
Выживает сильнейший

В 2019-м на рынке стало еще на 18 страховых компаний меньше. Если в 2013 году их насчитывалось 420, то к концу нынешнего года осталось 181.

Итог: повышение финансовой состоятельности оставшихся игроков и снижение конкуренции. «В первом полугодии доля крупнейших 20 страховых компаний в общих сборах составляла практически 83%, 100 компаний собирали практически 99,3% сборов, то есть на оставшиеся 80 приходился совсем небольшой объем премии — 0,7%, — отмечает вице-президент ВСС Элла Платонова. — Это региональные страховщики, причем 60% премий собирают Московская и Ленинградская области».

В 2020 году страховщиков станет еще меньше: грядет повышение требований к объему уставных капиталов, внедрение новой модели финансовой устойчивости и перспектива перехода к Solvency II, то есть риск-ориентированному подходу, который должен завершиться к 2022 году. А кроме того, сокращение сроков предоставления отчетности, вступление в силу двух из четырех базовых стандартов СРО, введение паспортов страховых продуктов и т. д.

«Мы долго боролись, чтобы уставные капиталы не были повышены, потому что их величина, с нашей точки зрения, никак не влияет на финансовую устойчивость страховых компаний, тем не менее удалось только растянуть период их введения до трех лет, — рассказывает Платонова. — Страховщики (кроме жизни) должны увеличить капиталы до 300 миллионов рублей (до 2021 года — до 240 миллионов рублей, в 2022-м — до 240 миллионов), у страховщиков жизни итоговая планка — 450 миллионов рублей. По состоянию на начало сентября 2019 года у 48 компаний уставный капитал был менее 300 миллионов рублей, в том числе у 30 компаний — меньше 180 миллионов рублей. То есть в следующем году рынок страхования может быть сокращен на это количество компаний».

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>