Отверженные: кому отказывают российские банки

27 ноября 2018 Банки  Нет комментариев

Отверженные: кому отказывают российские банки

Стать нежеланным клиентом банка можно при разных обстоятельствах. И даже плохая кредитная история здесь ни при чем. Отношения с кредитными организациями могут быть испорчены из-за «темного» прошлого или сурового настоящего.

…Полтора года назад Виталий освободился из колонии и переехал в Свердловскую область. На зону его привела одна из самых «гибких», то есть трактуемых предельно широко, статей Уголовного кодекса — 280-я («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»). «За писанину в Интернете», — коротко объясняет собеседник Банки.ру причину своего тюремного срока. Отсидев год, Виталий решил вернуться к прежней жизни. Но оказалось, что для финансовой системы России он больше не существует. Старые счета в банках были заблокированы. С открытием новых тоже не складывалось.

«Я обращался во многие банки. В первую очередь в Сбербанк. Там отказали. Потом в Райффайзенбанк. Там мне карту выдали, но тут же заблокировали. В Альфа-Банк обращался — не выдали, и даже в «Тинькофф», — перечисляет мужчина. По его словам, в кредитных организациях ему говорили, что «не обслуживают экстремистов». По сути, Виталий уже понес наказание за свои действия, но ни один банк в России в расчет это не берет.
Право открыть и право отказать

Российское законодательство гибко подходит к вопросам банковского обслуживания. Согласно Гражданскому кодексу, любая кредитная организация обязана заключить договор банковского счета с клиентом. А закон «О банковской деятельности» дает человеку или организации право открывать любое количество счетов. Это право можно отстоять в суде. Правда, возможности клиента упираются в массу оговорок.

Во-первых, открытие счета возможно «на условиях» банка. Во-вторых, есть масса правовых актов, делающих отказ обоснованным. В-третьих, кредитная организация имеет право не давать по этому поводу никаких разъяснений.

Банки.ру обнаружил как минимум четыре категории «уязвимых» клиентов.
Банковский приговор

История Виталия стала поводом для проверки того, как банки относятся к клиентам с судимостью. По закону после отбытия наказания судимость человека считается погашенной. Она окончательно снимается спустя некоторое время. Например, для преступлений небольшой и средней тяжести срок составляет три года.

«Наличие погашенной, но не снятой судимости не является причиной отказа клиенту в открытии продукта или оказании услуги. Однако может служить одним из сдерживающих факторов при открытии продукта или поводом для повышенного внимания при оказании услуги по уже имеющемуся продукту», — отмечают в Тинькофф Банке.

Проблема Виталия еще и в том, что его персональные данные находятся в так называемом черном списке Росфинмониторинга. Ведомство ведет этот перечень в рамках «антиотмывочного» закона. На сайте указано, что исключение человека из черного списка возможно в случае его смерти, отмены решения суда или снятия судимости. В банках не объяснили, может ли это быть причиной для отказа в открытии счета или выпуска карты. Там лишь подчеркнули, что даже такие клиенты могут совершать операции до 10 тыс. рублей в месяц.

«Практика показывает, что службы безопасности банков не допускают открытие новых счетов для лиц, которые находятся в реестре экстремистов. Это фактически закрывает таким гражданам доступ к рынку банковских услуг», — отмечает партнер юридической фирмы Trendlaw Владимир Ефремов.

Для кредитной организации действительно имеет значение срок давности уголовного наказания, его тяжесть и как оно соотносится с банковской услугой, поясняет топ-менеджер одного из банков.

«Если просто приходит клиент открывать вклад — да ради бога. Никто так глубоко копать не будет. Но могут быть вопросы при открытии счета юрлица. Если есть совокупность факторов — была судимость, сейчас человек похож на массового директора, открывает счет для фирмы по адресу массовой регистрации — тогда да, будет отказ. Если это кредит, то тоже будет более тщательная проверка. Но именно совокупность факторов будет иметь значение», — говорит собеседник Банки.ру.

Практика показывает, что службы безопасности банков не допускают открытие новых счетов для лиц, которые находятся в реестре экстремистов. Это фактически закрывает таким гражданам доступ к рынку банковских услуг.

Нет и еще раз нет

Не меньше вопросов у банкиров вызывают лица, попавшие в так называемый список «отказников». Это «сомнительные» клиенты, которым хотя бы раз не одобряли открытие счета или проведение операции. О таких фактах кредитные организации обязаны сообщать в Росфинмониторинг. Ведомство собирает информацию и с помощью ЦБ доводит ее до других игроков.

Служба безопасности любого банка, в который перейдет такой клиент, возьмет его на контроль, считает Ефремов. В кредитных организациях дипломатично отмечают, что попадание в черный список не может быть единственным основанием для отказа клиенту. В Сбербанке, например, сослались на разъяснения, которые давал ЦБ.

Решение кредитной организации будет зависеть от того, по какой причине клиент оказался в реестре «отказников». В системе видно, когда был отказ, сколько было отказов и почему, перечисляет представитель банка.

«Вы можете туда попасть, если у вас был отказ в открытии счета. Это не критично, а если десять отказов, то банк уже задумается. Но на самом деле это такая цепная реакция. Подстраховываются многие, потому что регулятора боятся. Отказ в открытии счета — человек еще не успел ничего сделать, и ему отказали. А вот если ему отказали в проведении операции — значит, эту операцию посчитали сомнительной, это уже хуже», — поясняет собеседник Банки.ру.

С весны 2018 года в России заработал механизм реабилитации для тех, кто попал в черные списки банков. Заявления рассматривают в том числе специальные комиссии при ЦБ. На тот момент в стране было примерно полмиллиона таких клиентов.
Кредит по национальному признаку

Особая прослойка клиентов — люди без российского гражданства. По данным НАФИ, 76% мигрантов имеют доступ к финансовым услугам. Правда, спектр банковских продуктов для них сильно ограничен.

Согласно тому же исследованию, больше половины клиентов из этой группы пользуются картами и совершают переводы. Как правило, в открытии вкладов им тоже не отказывают. А вот с кредитами все сложнее. Потребительские ссуды есть только у 9% лиц без российского гражданства, кредитки — у 7%.

На выдачу займа может повлиять миграционный статус человека: регистрация вызовет меньше доверия у банка, чем вид на жительство. В кредитных организациях утверждают, что это не так. В ответах на запрос Банки.ру пресс-службы банков сообщали, что лица без гражданства могут претендовать на любые продукты или услуги. «Миграционный статус не единственный параметр, который учитывается при скоринге, но он имеет значение», — отмечает аналитик одного из банков.
Бойкот-банкрот

Не вызывают энтузиазма и лояльности у банков и клиенты, прошедшие процедуру персонального банкротства. Таких в России более 50 тыс. человек.

Механизм запустился относительно недавно — в октябре 2015 года. Предполагалось, что закон о банкротстве физлиц будет иметь «социальную направленность». Однако норма защищает и кредиторов. Освобождение от обязательств имеет последствия. Согласно закону, в течение пяти лет после окончания процедуры человек обязан сообщать о своем статусе при обращении в каждую финансовую организацию. Кроме того, те же банки могут проверить, является ли клиент фигурантом реестра банкротов.

Если верить сообщениям на форумах, кредиторы не слишком лояльны к таким клиентам.

«Теперь я изгой. Отказывают не только в кредите или микрозайме, но даже в дебетовой карте. Хотя, казалось бы, банкрот безопасен. Ведь теперь он никак не сможет списать долги и будет платить, стараясь вылезти из ямы. Но, нет…», — писала на форуме Банки.ру Марина Ефимова из небольшого городка Волосово в Ленинградской области.

Банки.ру ранее разбирался, как банки относятся к освободившимся от долгов. Представители Альфа-Банка, «Ак Барса» и «Восточного» тогда сообщали, что у них нет ограничений на открытие текущих счетов и дебетовых карт банкротам. Однако клиент вряд ли сможет рассчитывать на оформление кредитных продуктов — различных займов или кредитных карт. С тех пор позиции финансовых организаций вряд ли изменились. Например, в Тинькофф Банке отметили, что обанкротившийся гражданин «не может пользоваться продуктами и услугами до истечения срока в пять лет».

«Теперь я изгой. Отказывают не только в кредите или микрозайме, но даже в дебетовой карте. Хотя, казалось бы, банкрот безопасен. Ведь теперь он никак не сможет списать долги и будет платить».

Условно отрезанные

Если опираться на статистику ЦБ, уровень доступности финансовых услуг в России достаточно высок. Свыше 98% взрослого населения могут получить хотя бы один продукт из списка базовых. Если смотреть по категориям, цифры получаются более скромные. Платежными услугами с помощью банковских счетов могут пользоваться 81% взрослых россиян, вклады доступны 72% граждан, а кредиты — 70%.

Хотя российское законодательство прямо не отрезает физических лиц от финансовых услуг, банки умело манипулируют нормами права. У кредитных организаций своя логика: есть допустимый уровень риска, а также требования регулятора. Есть и сотрудники «на местах», ограниченные скриптами и внутренними распоряжениями. Что остается делать клиенту, который не вписывается в стандартные рамки? Требовать от банка оформить отказ в письменном виде и искать справедливости выше — в ЦБ или судах.

Самые оперативные новости экономики на нашем Telegram канале

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>