Андрей Бочкарев о метро, дорогах и других стройках в столице во время пандемии

26 октября 2020 Деньги  Нет комментариев

Андрей Бочкарев о метро, дорогах и других стройках в столице во время пандемии

Практически каждый день москвичи слышат о том, как Роспотребнадзор штрафует, а то и приостанавливает работу магазинов, театров, банков, вузов за нарушение санитарно-эпидемиологических правил работы во время пандемии коронавируса. И только столичные строители, что весной, что сейчас, как работали, так и работают. Прокладывают новые линии метро, вручают смотровые ордера на квартиры в домах, построенных по программе реновации, открывают новые школы, детсады, поликлиники… Между тем в столичном стройкомплексе работает порядка миллиона человек. Как же удается им соответствовать строгим требованиям санитарных врачей? Реально ли городу выполнить и в этом году намеченные планы по вводу в строй недвижимости, подземки, дорог? На эти и другие вопросы ответил на «Деловом завтраке» в «РГ» заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Андрей Бочкарев.

Уроки Вороновского
Андрей Юрьевич! В феврале на «Деловом завтраке» в редакции «Российской газеты» был Марат Шакирзянович Хуснуллин, незадолго до этого назначенный на пост вице-премьера правительства РФ. Китай тогда строил в Ухане первый временный госпиталь для лечения больных коронавирусом, заявив, что возведет его за неделю. Мы спросили у Хуснуллина: а московские строители могут быстро построить больницу? Он осторожно сказал, что да, и москвичи умеют быстро строить. Прошло немного времени, и в поселении Вороновское была построена инфекционная больница. За 34 дня на 800 коек. На наш взгляд, это абсолютный рекорд не только для российской стройки. Скажите, а сейчас вы могли бы повторить этот рекорд? Построить с такой же скоростью, например, завод по производству вакцины? Использовать опыт быстрого строительства в домостроении, других объектов?

Андрей Бочкарев: Завод — не знаю, объекты химического назначения сложнее и в проектировании, и в строительстве. Для их сооружения, наверное, потребуется немного больше времени.

Объекты же масштаба Вороновского в случае необходимости можем построить так же быстро и даже не один. В ходе этой стройки столичный стройкомплекс продемонстрировал всю свою мощь, технологии, уровень управления строительством. 350 организаций и компаний производили комплектующие и материалы для этой больницы. И все они работали как единый механизм. Напомню: 34 дня у нас составил полный цикл работ — от нуля до открытия клиники для пациентов. У китайцев десять дней заняли только работы по сборке госпиталя на площадке. Но до этого они готовились еще месяц. Проектировали, изготавливали оборудование, материалы. Так что суммарно московские строители сработали даже быстрее. Причем мы не временное сооружение из сборно-разборных конструкций возвели, а капитальный объект. Но главное в другом: больница появилась в нужное для города время, одни москвичи в ней вылечились еще весной, другие лечатся сейчас.

Полученный на той стройке опыт продолжает сказываться на всех уровнях организации строительства в Москве. Он показал, какие у нас есть резервы, как можно сократить сроки, а значит, и инвестиционный цикл, и тем самым быстрее обеспечивать возврат денег в экономику.

В столице снова наблюдается рост заболеваемости коронавирусом. Опасная инфекция не щадит никого. Как противостоят ей строители? Заболевших много?

Андрей Бочкарев: Заболеваемость, к сожалению, есть и у нас, но если весной она была в пределах 5-7-10 процентов работающих, то сейчас меньше. Дело в том, что мы очень серьезно относимся к соблюдению санитарного режима, чтобы все носили маски, перчатки, соблюдали социальную дистанцию. Контроль за этим ведет наш Мосгосстройнадзор. Он может и штраф наложить за нарушение, не дожидаясь проверки Роспотребнадзора. Но цель его работы — не подлавливать кого-то на нарушениях, а стимулировать людей, чтобы они жестко выполняли все требования. Это помогает выполнять задачу, поставленную руководством города: сохранить объемы работ в строительстве — важном секторе экономики города и страны в целом, — отрасли, имеющей наибольший мультипликативный эффект, в которой каждый вложенный рубль дает 5-7-10 рублей в сопредельных секторах по производству материалов, машин, обеспечении жизнедеятельности людей и других. Надо отдать должное: строительные компании — и государственные, и частные — относятся к требованию беречь здоровье людей с пониманием. Все в равной мере заинтересованы строить объекты вовремя: потеря темпов ведет и к финансовым потерям.

С начала пандемии Москву покинули многие мигранты. Вы испытываете недостаток кадров?

Андрей Бочкарев: Действительно, часть иностранных работников уехали. Есть и сейчас ограничения для въезда из ряда стран, выходцы из которых работали на московских стройках. В результате на некоторых площадках, особенно в частном секторе и у тех, кто занят реализацией инвестиционных проектов, дефицит рабочей силы доходит до 30%. Пытаемся компенсировать его, привлекая дополнительные ресурсы из регионов России. Но сделать это сложно. Строительство активно ведется по всей стране. Практически все субъекты РФ стараются максимально удержать темпы, необходимые для завершения начатых важных объектов. Будем думать, как выйти из этой ситуации на время, пока не откроются границы.

Помимо больницы в Вороновском, в Москве в последнее время строится как никогда много и других объектов здравоохранения.

Андрей Бочкарев: Замечу: напрямую это никак не связано с коронавирусом. Еще прошлой осенью по инициативе мэра Москвы Сергея Семеновича Собянина в Адресную инвестиционную программу было включено сооружение более 40 мощных многофункциональных и специализированных медицинских центров. Пандемия лишь показала, насколько грамотно в планы города было включено строительство крупного медицинского центра в Коммунарке.

Дефицит рабочих на стройплощадках доходит до 30%. Пытаемся компенсировать его, привлекая дополнительные ресурсы из регионов России
Ультрасовременный госпиталь, построенный в рамках этого проекта, был оперативно переведен в режим работы инфекционной больницы. Именно он принял на себя удар, связанный с пандемией коронавируса. Всего же в столице за последние десять лет введено в строй 93 здания для здравоохранения, 8 из них — с начала этого года, а по его итогам будет сдано 17 лечебно-оздоровительных учреждений. Но и это не предел. В планах — построить с 2020 по 2022 год 51 объект, из которых 44 — на деньги столичного бюджета.

Андрей Юрьевич, слух прошел, что и вы не убереглись от «короны»…

Андрей Бочкарев: К счастью, уберегся. Правда, немного простыл на прошлой неделе. Поэтому врачи попросили поработать из дома. Но в ближайшее время я готовлюсь вакцинироваться и попытаться вырастить иммунитет к этой болезни, с которой все мы боремся с февраля. Готовятся сделать прививку и многие сотрудники как подразделений стройкомплекса, так и строительных компаний. Считаю, что нужно как можно быстрее воспользоваться для защиты вакциной, разработанной в России.

Реновация под контролем
Жилья в Москве строилось всегда много. Но в этом году, вопреки прогнозам, на него резко вырос и спрос. В частности, как сообщает Росреестр, зарегистрировано рекордное количество заключенных договоров долевого участия на строительство квартир. В 1,6 раза выросла ипотека. Чем вызван, по-вашему, такой покупательский бум? Готовы ли строители его удовлетворить?

Андрей Бочкарев: Не хочу давать ни оценку, ни прогнозов рынку недвижимости. Причин, влияющих на него, много. Причем часть из них лежит не в строительной сфере, а просто в желании людей улучшить свои жилищные условия. Но усилия правительства РФ, направленные на снижение ставки ипотеки, поддержанные лично президентом, безусловно, повлияли на рынок ипотечного кредитования и восстановление спроса. В стране существует общенациональный план по обеспечению жителей комфортабельным жильем, в том числе и москвичей. Задачи, которые поставлены правительством РФ и мэром города перед строителями столицы, мы стремимся не просто выполнять, но и по возможности добиваться более высоких показателей. С этой целью обеспечиваем необходимую поддержку всем участникам рынка, чтобы они своевременно и качественно строили, вводили в эксплуатацию новые дома. В результате жилье для москвичей становится доступнее. В течение года запланировали ввести по городу не менее 8,5 миллиона квадратных метров недвижимости, из которых 3,6 миллиона — жилье.

В эту цифру входят и дома, которые строятся по программе реновации? Как она вообще продвигается? Ведь по ней должны переехать в новые квартиры 1 миллион москвичей?

Андрей Бочкарев: Масштабная программа. Сомнений в том, что она будет выполнена, нет. Она полностью обеспечена финансированием. Еженедельно по ее выполнению проводятся штабы под руководством мэра. Более 21 тысяч москвичей — участников программы — уже отметили новоселье и очень довольны новыми квартирами. Построены 67 домов, из которых 58 переданы в разных районах под заселение, еще 179 — в процессе строительства, под сотню — проектируются.

Вопрос в продолжение темы. В рамках реновации предполагалось не просто заменить одни дома на другие — современные и более качественные, но и изменить городскую среду в жилых кварталах. Можно ли уже увидеть обновленные районы?

Андрей Бочкарев: Наберемся чуть-чуть терпения. Дело в том, что пока новые дома возводятся на так называемых 464 стартовых площадках — одиночных участках земли, которые удалось найти для запуска реновации во всех районах. Комплексно большие кварталы сможем возводить во время второй волны переселения, когда можно будет начать демонтировать старые дома, из которых жители выехали в новостройки, и на их месте возводить не только жилье для следующих переселенцев, но и детсады, школы, поликлиники, спортивные сооружения в соответствии с существующими у нас нормами. Кстати, уже сегодня 75 процентов районов Москвы имеют всю социалку в шаговой доступности от жилья. По этому показателю столица опережает, в частности, Лондон и Нью-Йорк. Возможным это стало во многом благодаря тому, что за последние десять лет в городе возведено одних детских садиков 288. Многие районы, в которых родители годами ждали места для своего ребенка, сейчас имеют даже профицит мест в дошкольных учреждениях. А еще за это время построены 104 школы, 127 спортивных комплексов, 54 объекта культуры. Таков итог усилий, направленных на сбалансированное, продуманное и выверенное создание необходимой в городе инфраструктуры. Согласитесь, строить одно жилье гораздо проще, чем находить еще и пространство для социалки, правильно вписывать ее в городскую среду, соблюдая при этом все нормативы по высотности зданий и их доступности. На мой взгляд, Москве удается блестяще с этим справляться. До конца года мы должны ввести в строй еще 15 детсадов, 8 общеобразовательных школ, 6 объектов культуры.

А чем новые садики в столице отличаются от тех, что строились, скажем, лет десять тому назад?

Андрей Бочкарев: Они сейчас совсем другие. Не типовые, на одно лицо, а каждый строится по индивидуальному проекту, чтобы ребенок свой садик не перепутал ни с каким другим. У детей, не запертых в стандартные технологические решения, развивается более гибкое мышление. Помещения внутри чаще всего могут менять свое назначение. При оформлении используется игра света и цвета. Большое внимание уделяется оформлению пространству вокруг сада — оно насыщено малыми архитектурными формами, аттракционами, возможностями для занятий спортом на безопасных площадках с прорезиненным покрытием.

МЕТРОвые шаги
Москвичей уже не удивишь тем, что в городе чуть ли не каждый год появляются десятки километров новых линий и десятки новых станций метро. Давайте вспомним, в какие районы столицы за последнее десятилетие пришла подземка, а в какие придет в ближайшие годы?

Андрей Бочкарев: Сначала сравню две цифры. За все время существования Московского метрополитена с 1935 по 2010 год, то есть за 75 лет, было построено 305 километров линий и 182 станции. За последние десять лет — с 2010 по 2020 год, мы проложили еще 116,4 километра линий и открыли 56 станций. Таких масштабов и темпов строительства подземка не знала у нас в стране даже в советские времена. Сегодня Москва по скорости, интенсивности и плотности строительства метро занимает первое место в мире. Но колоссальные усилия и ресурсы на его развитие в городе были брошены не в погоне за высокими рейтингами, а для того, чтобы москвичам и гостям нашей столицы было удобнее передвигаться по городу. Поэтому сейчас делаем все для того, чтобы этот самый быстрый, удобный и популярный общественный транспорт получили в пешеходной доступности от дома и от работы не 75% москвичей, как в 2010 году, а 90%. Выполнить ее мы планируем к 2025 году.

Строительные компании заинтересованы беречь здоровье людей: потеря темпов работ ведет к финансовым потерям
К жителям районов Новокосино, Выхино-Жулебино, Зябликово, Митино, Тропарево, Некрасовка, Лефортово, Солнцево и многих других районов подземка уже пришла. Совсем скоро она придет в Бирюлево, Рублево-Архангельское, Гольяново, в международный аэропорт Внуково… Продвигается в сторону Физтеха — к поселку Северный. Идут работы по всей Большой кольцевой линии — построено уже более 80 процентов тоннельных сооружений. Новое кольцо существенно разгрузит существующее и центральные радиусы.

В этом году на БКЛ будут введены еще станции?

Андрей Бочкарев: Первые девять станций Большого кольца уже работают, еще три должны войти в строй до конца года.

Жители Гольяново ждут не дождутся метро…

Андрей Бочкарев: В наших планах продление в этот район Арбатско-Покровской линии. Новая станция примерно на четверть разгрузит станцию «Щелковскую» и Щелковское шоссе. Сейчас идет проектирование перегона и самой станции. Кроме того, выполняются предпроектные проработки и уточнение трассировки еще двух новых веток — Рублево-Архангельской и Бирюлевской. К вспомогательным и подготовительным работам по их прокладке планируем приступить в будущем году.

Как известно, в Новую Москву уже идет вторая линия метро — Коммунарская, которая должна дойти до Троицка. Так, глядишь, и до Калужской области метро доведете?

Андрей Бочкарев: Планирование метро до границ с Калужской областью мы считаем нецелесообразным, так как плотность населения в той части Новой Москвы уже невысокая. Но Коммунарская линия протяженностью почти 40 километров и без того колоссальный проект. Очень важный и нужный не только для растущего населения этой развивающейся части столицы, где уже есть восемь станций метро, но и жителям юго-запада Москвы. Ее появление снизит нагрузку на Сокольническую и Калужско-Рижскую линии. Ввод участков этой ветки от «Улицы Новаторов» до «Коммунарки» намечен на 2023 год. А в 2022 году придет метро и в аэропорт Внуково — продление Калининско-Солнцевской линии уже идет. При проектировании Бирюлевской линии заложена техническая возможность дотянуть ее до Щербинки.

Одно время обсуждалась возможность строительства нескольких новых станций и в центре Москвы…

Андрей Бочкарев: Да, она и сегодня существует. Но эти станции не играют роли в кардинальном улучшении транспортной ситуации в городе, поэтому их сооружение пока не актуально. В данный момент мы направляем усилия на создание новых линий и станций в районах, где нет метро, чтобы дать доступ к нему как можно большему количеству москвичей. Вот когда решим эту задачу, тогда можно будет заняться и точечными станциями в центре города.

Свою заинтересованность в приходе Московского метрополитена проявляет и Подмосковье. Например, жители Мытищ говорят: сколько бы ни пускали скоростных поездов-спутников в наш город, метро было бы лучше…

Андрей Бочкарев: В Мытищах, как я уже не раз говорил, трудность одна — с высвобождением земельных участков под строительство. Технических сложностей там нет. Думаю, вернуться к этому проекту мы сможем после 2023 года, когда решим вопросы с самыми острыми транспортными узлами Москвы. Сейчас главная задача — разгрузить с помощью метро столицу от избытка автотранспорта на дорогах. Результаты этой работы уже есть. При том, что машин за эти десять лет ежегодно прибавлялось по 250-300 тысяч, интенсивность пробок на дорогах в разы снизилась.

С 1935 по 2010 годы в Московском метро было построено 305 километров линий и 182 станции. За последние десять лет — 116,4 километра и 56 станций
Об этом можно судить хотя бы потому, что вот уже лет шесть-семь Москва не лидирует по этому показателю среди столиц мира. Да и по оценке навигационной службы «Яндекс.Пробки» балльность заторов либо не меняется, либо идет вниз. Сейчас мы находимся на финальной стадии завершения первого этапа развития метро. Поэтому я не готов ничего ни обещать, ни комментировать по его продлению в соседние регионы. Отмечу лишь: поскольку гости столицы тоже пользуются нашим метро, значит, и они являются бенефициарами нашей программы. Не считаться с этим нельзя.

Есть ли в планах столичной подземки использование перегородок, отделяющих платформенную часть непосредственно от путей? Все-таки трагедии на рельсах в метро, увы, не редкость…

Андрей Бочкарев: В решении этой проблемы имеется целый ряд сложностей. На существующих станциях сделать это трудно, а их больше половины. Кроме того, сейчас в подземке меняется подвижной состав, а проектировать проемы для пассажиров можно только синхронизируя их с дверными проемами поездов, которые у разных составов отличаются размерами. Если делать проемы слишком широкими, то какой смысл такого отгораживания? И, пожалуй, самое главное. Мы изучали опыт разных метро мира — токийского, лондонского, нью-йоркского и пришли к выводу, что есть эти перегородки или нет их, принципиально на безопасность метрополитена не влияет. Поэтому на новых станциях закладываем техническую возможность установки таких перегородок, но практически их не устанавливаем. Тем более что при их появлении возникнут проблемы воздухообмена. А это в свою очередь чревато препятствиями не только при подаче воздуха и при нештатных ситуациях по удалению дыма. С этим тоже надо считаться.

Самые оперативные новости экономики в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>